Сценарист.РУ

информация

РУ СЯ
автор: Леонид Назаров
...фантастическая мелодрама...
опубликован: 30.01.05
жанр: фентези
формат: короткометражный
раздел: Постоянный фонд
Оценки жюри
рейтинг
4.15
голосов
12
Оценки читателей
рейтинг
3.5
голосов
8
Читательское голосование
Обсуждение
комментариев
58
Статистика скачиваний
.doc
687
.html
396
Текст сценария
рейтинг популярности
95

конкурс сценариев

Постоянный фонд
полнометражные
13
короткометражные
10
сериалы
2
Конкурс
полнометражные
14
короткометражные
26
сериалы
3
Новые сценарии
полнометражные
22
короткометражные
86
сериалы
12
Альтернативный фонд
полнометражные
4
короткометражные
3
Черновики
полнометражные
7
короткометражные
35
сериалы
2
В производстве
полнометражные
2
короткометражные
1
Производство завершено
полнометражные
2
короткометражные
4

жанры

анимация
3
биография
1
детский фильм
1
драма
2
комедия
1
мелодрама
1
притча
2
трагикомедия
1
фентези
2
экранизация
1
прочее
1
Все жанры

библиотека

Как прислать сценарий на конкурс
Ошибки начинающих сценаристов
Сценарный формат
Логлайн
Защита авторских прав
Личные неимущественные права
Режиссерский сценарий
А судьи кто?
Дорога в Голливуд
Критерии отбора сценария
Развернутая смета на создание кино-видео продукции
Энциклопедия киношаблонов
Твой первый фильм
Перлы
Спасите котика!
Учебники по драматургии
Сценарии российских фильмов
Сценарии советских фильмов
Сценарии иностранных фильмов

наши друзья

Приглашаем посетитель сайт Go! Go to Tour! Информация, фотографии и отзывы туристов об отелях всего мира, бронирование отелей, список достопримечательностей и поиск дешевых авиабилетов помогут вам спланировать отдых без лишних затрат.
Отзывы об отеле Hotel GulecHotel Gulec
Бодрум, Турция
Отель держит очень приветливая семья. На тихой улочке небольшой отель с садом. Завтрак в саду на свежем воздухе очень понравился. Номера неплохие, удобные кровати, чисто убираются. Есть бассейн, но мы ходили на пляж - отель всего в квартале от пляжной...

Вход для жюри

Логин: 
Пароль: 
запомнить

РУ СЯ

НАТ. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИЯ НОЧЬ

В сгущающихся сумерках видна небольшая железнодорожная станция – домик в стиле классической китайской архитектуры: гладкие стены, выложенные крест-накрест жёлтыми деревянными рейками, и красная покатая крыша с загнутыми кверху краями. Над дверями станции надпись, достаточно большая для того, чтобы её можно было прочитать из окна движущегося поезда: «Подольск». Перед станцией проходит обычная двухколейка. Одна бетонная платформа, на которой удобно расположились в ожидании рикши – китайцы в треугольных соломенных шляпах зонтиком. Их очень много, человек двести-триста, они занимают почти всю платформу, оживлённо общаются друг с другом по-китайски, не забывая присматривать за тележками, оставленными неподалёку, справа и слева от здания. У каждого рикши к рубашке приколота табличка, на которой большими буквами написано: «Курьер». Дальше в темноте видны только деревья, кусты и красная полоска заката на горизонте. На рельсах, проходящих ближе к вокзалу, стоит одинокий КОНДУКТОР – русский, в синем кителе и форменной фуражке с кокардой. Держа в высоко поднятой руке керосиновый фонарь, он напряжённо всматривается куда-то в темноту вдоль рельсов. Слышен быстро нарастающий стук колёс, КОНДУКТОР оборачивается, и мимо него на огромной скорости с лязгом и скрежетом проносится цепочкой светящихся в ночи окон пассажирский поезд, на каждом вагоне которого написано: «Москва – Севастополь». Рикши на платформе вскакивают и начинают весело кричать, махать поезду руками и подбрасывать в воздух свои соломенные шляпы. Многие окна в вагоне открыты, из одного из них КОНДУКТОР успевает уловить звуки танго, из другого неожиданно высовывается голова ДАМЫ.

ДАМА
(кричит кондуктору)
Почему стои-им?..

Кондуктор некоторое время молчит, провожая взглядом удаляющийся поезд.

КОНДУКТОР
(недовольно, себе под нос)
Задерживается встречный курьерский…

КОНДУКТОР сплёвывает на шпалы, поворачивается и уходит куда-то в темноту.

ИНТ. КУПЕ ВАГОНА НОЧЬ

У открытого окна стоит ГОСПОДИН – ему около сорока, светлые прямые волосы зачёсаны назад, правильные черты лица, круглые очки в тонкой оправе, он в белогвардейской шинели, в галифе и глянцевых офицерских сапогах. ГОСПОДИН курит папиросу, задумчиво глядя в окно на запад, где всё ещё теплится закат. Рядом с ним – та самая ДАМА, что кричала КОНДУКТОРУ. Ей лет тридцать на вид, на ней тёмное вечернее платье с глубоким декольте, на шее сияет дорогое колье, светлые вьющиеся волосы растрёпаны. Она в прекрасном настроении, смеётся и периодически высовывается из окна, подставляя лицо ветру. Когда она делает это в очередной раз, снаружи доносится протяжный гудок паровоза, и, когда ДАМА всовывает голову обратно, всё её лицо и волосы оказываются чёрными от копоти, однако она этого не замечает, продолжая смеяться, и ГОСПОДИН, спокойно посмотрев на неё, вновь устремляет равнодушный взгляд в окно. ДАМА немного успокаивается, привычным движением достаёт из сумочки пудреницу, смотрится в зеркальце и, вскрикнув, начинает торопливо вытирать лицо платком.

ГОСПОДИН
(очень спокойным голосом)
Однажды я жил в этой местности на каникулах.

Начинает быстро светлеть, и в считанные секунды солнце встаёт обратно из-за горизонта и поднимается к зениту, наступает ясный летний день, за окном вагона – поросшая редким лесом безлюдная местность. Прямо напротив окна лес расступается, и в образовавшийся просвет мы видим уходящий вдаль зелёный луг, большой пруд, поросший кувшинками, и совсем уж вдалеке – маленький, ослепительно белый домик с деревянной крышей и неким подобием сада вокруг. Этот пейзаж странным образом остаётся неподвижным, несмотря на не замедляющееся ни на секунду движение поезда; он не меняется, хотя мимо окна вагона всё время стремительно проносятся деревья, растущие в непосредственной близости от железнодорожного полотна.

ГОСПОДИН
(продолжает)
Был репетитором в дачной усадьбе вёрстах в пяти отсюда. Скучная местность. Вида нигде никакого.
(С патриотической болью в голосе)
Хозяева – люди обедневшие!
(Успокоившись)
За домом – сад, за садом – не то озеро, не то болото и неизбежная плоскодонка возле берега...

ДАМА
(повторяет слова абсолютно одинаково, как машина)
И, конечно… И, конечно… И, конечно…

ГОСПОДИН, спокойно посмотрев на ДАМУ, несильно бьёт её рукой по спине.

ДАМА
(игриво)
И, конечно, скучающая дачная девица, которую ты по этому… ты по этому… ты по этому…

ГОСПОДИН, недовольно поморщившись, бьёт ДАМУ по спине немного сильнее.

ДАМА
(продолжая)
…ты по этому болоту катал.

ГОСПОДИН
Да… Только девица была совсем не скучающая.

Мы видим РУ СЯ - очень эффектную девушку лет восемнадцати, в белом кимоно, с длинными, светлыми волосами, стянутыми на затылке в хвост, и огромными голубыми глазами. Она сидит в невысокой траве на залитом солнцем лугу, поджав под себя ноги, и покатывается со смеху – этот кадр длится не больше секунды, затем мы возвращаемся в купе.

ГОСПОДИН
(продолжая)
Катал я её всё больше по ночам, и выходило даже поэтично.

Ночь, болото, вокруг тишина. Посреди болота покачивается маленькая лодочка. На носу лодки в той же позе, поджав под себя ноги, сидит РУ СЯ в кимоно, но теперь с очень серьёзным и даже печальным лицом. Перед ней в центре лодки стоит ГОСПОДИН, держа в руках открытую книгу и вдохновенно декламируя вслух что-то, чего мы не слышим, но затем камера берёт его немного снизу, на фоне звёздного неба и полной луны, и мы можем прочитать на обложке имя автора: Максимилиан Волошин. Этот кадр тоже должен быть предельно коротким, и снова мы оказываемся в купе.

ГОСПОДИН по-прежнему стоит у окна. Он достаёт из кармана очередную папиросу, прикуривает и глубоко затягивается, шумно втягивая сквозь зубы воздух, как обычно курят марихуану, и задерживая дым в лёгких. Глаза ГОСПОДИНА после пары таких затяжек слегка стекленеют, голос теряет остатки интонационной окраски.

ГОСПОДИН
(медленно и монотонно)
На западе небо всю ночь зеленоватое, прозрачное, и там, на горизонте, всё что-то тлеет и тлеет…

Мы видим над болотом откровенно зелёное, под цвет болота, небо. Затем камера делает быстрый, в долю секунды наезд на горизонт, и выхватывает крупным планом тлеющую в траве папиросу, после чего так же стремительно отъезжает.

ГОСПОДИН
(продолжая)
… Весло нашлось только одно, и то вроде лопаты, и я грёб им, как дикарь – то вправо, то влево…

В лодке, на носу которой по-прежнему сидит РУ СЯ, стоя гребёт ГОСПОДИН в набедренной повязке из листьев, в роскошном уборе из орлиных перьев на голове и в индейской боевой раскраске. В руках у него, вместо весла, лопата. Он сосредоточенно и серьёзно смотрит вдаль, а девушка – на него, с нескрываемым восхищением.

ГОСПОДИН
(продолжая)
… На противоположном берегу было темно, но за ним всю ночь стоял этот странный полусвет…

Теперь один берег болота оказывается залитым ярким солнечным светом, а другой – совершенно тёмным, причём граница света и тени проходит точно вдоль и посередине лодки, в которой плывут ГОСПОДИН и РУ СЯ. На тёмном берегу среди кустов стоит небольшая табличка с надписью: «Противоположный берег».

ГОСПОДИН
(продолжая)
… И везде невообразимая тишина…

Недалеко от таблички в прибрежных кустах мы видим засевшего там ЗВУКООПЕРАТОРА в огромных наушниках, с мохнатым микрофоном на длинной штанге и старинным переносным катушечным магнитофоном на плече. Он медленно водит микрофоном над болотом, нахмурившись от напряжения, и усиленно прислушивается, но, судя по недовольному выражению его лица, ничего не слышит.

ГОСПОДИН
(продолжая)
… только комары ноют…

Мимо микрофона пролетает комар, и лицо ЗВУКООПЕРАТОРА в кустах нервно передёргивается, он чуть было не выпускает из рук штангу.

ГОСПОДИН
(продолжая)
… да стрекозы летают.

Неожиданно откуда-то появляется летящая на огромной скорости стрекоза, налетает на объектив камеры и разбивается об него. Изображение на миг пропадает. Следующий кадр – мы снова в купе вагона.

ГОСПОДИН
(обиженно)
Никогда не думал, что они летают по ночам, а оказалось, что зачем-то летают…
(обернувшись к Даме, чуть не плача)
Ты знала, что они летают по ночам? Они летают, ты знала?.. Прямо страшно!

Дверь в купе открывается, входит седой, низкорослый ПРОВОДНИК с бельём в руках и начинает стелить постель. ГОСПОДИН и ДАМА некоторое время молча наблюдают за ним, затем Дама не выдерживает:

ДАМА
(громко и чётко, глядя на проводника в упор)
Ну и что у вас с этой девицей было? Настоящий роман? Ты почему-то никогда не рассказывал мне о ней!

ПРОВОДНИК, забыв про бельё, испуганно пятится под её взглядом, задом выскальзывает за дверь и поспешно захлопывает её за собой.

ДАМА
(ГОСПОДИНУ, по-прежнему игриво)
Какая она была?

ГОСПОДИН
(с мечтательной улыбкой)
Худая… Высокая…

Мы видим небольшой, поросший травой пригорок. Раннее утро, поют птицы. РУ СЯ в кимоно плавно и грациозно проделывает комплекс упражнений у-шу.

ГОСПОДИН
(продолжая)
Носила жёлтый ситцевый сарафан и крестьянские чуньки на босу ногу, плетённые из какой-то разноцветной шерсти…

Белое кимоно РУ СЯ неожиданно превращается в жёлтый сарафан, на её ногах появляются чуньки, девушка в растерянности останавливается, осматривает себя.

ГОСПОДИН
(продолжая)
Длинная чёрная коса на спине, смуглое лицо с маленькими тёмными родинками, узкий правильный нос, чёрные глаза, чёрные брови…

С РУ СЯ происходят все описываемые ГОСПОДИНОМ метаморфозы. Её растерянность сменяется гневом, она сердито смотрит в камеру, уперев руки в боки, затем, не отрывая взгляда от камеры, крутит пальцем у виска.

ГОСПОДИН
(продолжая)
Кроме того, она была художница, училась в Строгановском училище живописи…

Рядом с РУ СЯ появляется этюдник со стоящей на нём незаконченной картиной, на которой изображена сама девушка, стоящая перед этюдником на фоне этого же пейзажа, баночка с кистями, мольберт. РУ СЯ, увидев этюдник, с укоризной качает камере головой, как бы говоря «ладно-ладно, издевайтесь», подходит к этюднику, берёт кисть.

ГОСПОДИН
(продолжая)
… да и сама она была живописна…

Изображение останавливается и превращается в написанную маслом картину – ту самую, что стоит на этюднике.

ГОСПОДИН
(продолжая)
… даже иконописна…

Вокруг головы девушки появляется светящийся нимб.

ДАМА
(задумчиво)
Я знаю этот тип. Истеричка, должно быть…

Картинка вновь оживает. РУ СЯ роняет кисть, падает на землю и начинает биться в истерике.

ГОСПОДИН
Возможно. Тем более, что лицом она похожа на мать, а мать её страдала чем-то вроде чёрной меланхолии. Вечно выйдет, сядет и молчит, не поднимая глаз…

Мы видим сидящую на траве старую седую КИТАЯНКУ в чёрном кимоно. Перед ней на земле буквой «П» стоят три красных кирпича. КИТАЯНКА не отрывает от них взгляда, выражение её лица при этом начисто лишено чего-либо светлого и радостного.

ГОСПОДИН
(продолжая)
Если же чего скажет, то так неожиданно и громко, что подскочишь.

КИТАЯНКА с диким криком ломает ребром ладони верхний кирпич.

ДАМА
А отец?

ГОСПОДИН
Тоже молчаливый и сухой…

Через просторный двор к белому домику молча и неторопливо идёт высокий пожилой КИТАЕЦ в русской косоворотке. Он несёт в руках огромную алюминиевую кастрюлю, на боку которой, как это обычно делают в столовых, большими буквами написано: «Уха».

ГОСПОДИН
(продолжая)
Прост и мил был только их мальчик, которого я репетировал.

Огромный луг, усеянный яркими цветами. Через него, смеясь и подпрыгивая, бежит китайский МАЛЬЧИК лет шести, в голубом парчовом халате и деревянных башмаках. Следом за ним, метрах в десяти, бежит ГОСПОДИН в точно таком же халате и таких же башмаках, стараясь подражать движениям МАЛЬЧИКА.

ДАМА
А как её… как её… как её…

Мы снова в купе вагона. Здесь ничего не изменилось, и за окном несущегося поезда всё тот же пейзаж. ГОСПОДИН снова бьёт ДАМУ по спине.

ДАМА
(продолжая)
… как её звали?

ГОСПОДИН
Ру Ся

ДАМА
Что же это за имя?

ГОСПОДИН
Очень простое. Маруся в переводе…

Господин и Дама, не сговариваясь, одновременно встают, идут к умывальнику, одновременно чистят друг другу зубы, одновременно зевают, прикрывая друг другу рот ладонью, совершенно бесстрастно, чисто механически раздевают друг друга – всё это должно напоминать, к примеру, ежедневный уход за автомобилем.

ДАМА
И чем ваш роман закончился?

ГОСПОДИН
Да ничем. Уехал, и делу конец.

ДАМА
Почему же ты не женился на ней?

ГОСПОДИН
Очевидно, предчувствовал, что встречу тебя.

ДАМА
Нет, серьёзно?

ГОСПОДИН
Ну, потому, что я застрелился, а она закололась кинжалом.

Снова очень короткий кадр: на зелёной лужайке перед домом ГОСПОДИН стреляет себе в висок из большого чёрного нагана, а рядом с ним РУ СЯ, стоя на коленях, по всем правилам делает себе харакири, и её маленький брат с весёлым смехом отрубает ей голову ритуальным мечом. Оба падают замертво. Родители РУ СЯ, сидящие напротив на траве, дружно аплодируют.

ГОСПОДИН и ДАМА в купе ложатся в постель, прикрыв шторы на окне, спасаясь от яркого света, по-прежнему бьющего в окна. ГОСПОДИН лежит на спине, глядя в потолок. ДАМА приподнимается на локте, заглядывает в лицо ГОСПОДИНУ, затем пытается поцеловать его. Он запускает руку ей в волосы в районе затылка и что-то там поворачивает. Слышен негромкий звук, отдалённо напоминающий звук выключающегося компьютера, короткое электронное попискивание, глаза ДАМЫ закрываются, тело безвольно обвисает, и ГОСПОДИН не очень-то бережно отворачивает её лицом к стене, после чего снова ложится на спину. Какое-то время он лежит неподвижно, слушая равномерный стук колёс, потом замечает в стене над дверью живой сине-лиловый глаз, внимательно за ним наблюдающий. Щека ГОСПОДИНА начинает нервно подёргиваться, он стискивает кулаки, затем неожиданно вскакивает и с силой дёргает большой красный стоп-кран, находящийся в изголовье кровати.
Моментально, без всякого скрипа тормозов наступает полная тишина, свет за окном гаснет, деревья останавливаются. ГОСПОДИН открывает дверь купе и выходит в коридор – он снова в шинели и сапогах. Он идёт по коридору, яростно дёргая дверь каждого купе – все они открыты, но ни в одном из них никого нет. ГОСПОДИН доходит до купе проводника и обнаруживает, что того тоже нет. Он видит, что дверь из вагона на улицу открыта, спускается по ступенькам и спрыгивает на траву.

НАТ. ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА УТРО

Мягкий рассвет. Нигде не души. Ни спереди, ни сзади вагона других вагонов нет – только уходящие в обе стороны куда-то в лес рельсы. Перед окном своего купе ГОСПОДИН видит большой экран, на котором нарисован пейзаж, который был виден из окна, и лампы, подсвечивавшие его и имитировавшие солнечный свет в окне. Рядом с вагоном по земле проходит мощная резиновая лента транспортёра с прикреплёнными к ней макетами деревьев, мелькавшими ранее за окнами. Ещё какой-то массивный механизм для создания вибрации вагона. Катушечный магнитофон с закольцованной плёнкой, на катушке с которой нацарапано карандашом «стук колёс поезда», большие колонки. ГОСПОДИН сначала в ужасе пятится, затем начинает яростно крушить все эти приспособления. Когда он валит на землю экран с пейзажем, обнаруживается, что за ним скрывается точно такой же – настоящий.
ГОСПОДИН несколько секунд ошарашенно смотрит вдаль, затем бегом бросается туда, к виднеющемуся вдали белому домику.

НАТ. САД УТРО

Пробираясь через сад, ГОСПОДИН замечает в дальнем его углу скромную могилку, обложенную по периметру поломанными пополам красными кирпичами. Затем сквозь неплотные заросли кустов он видит РУ СЯ. Она снова в белом кимоно – такая, какой была до произошедших с ней во время его рассказа метаморфоз – светлая и голубоглазая, и она снова выполняет тот же комплекс упражнений у-шу. ГОСПОДИН останавливается, с восхищением глядя на неё, затем, спохватившись, прячется в кусты и пытается подкрасться к ней поближе. Неожиданно из леса появляется ослепительно-белый ЕДИНОРОГ. Он величаво ступает по траве, его хрустальный рог сверкает в первых лучах восходящего солнца. РУ СЯ, увидев ЕДИНОРОГА, прерывает упражнение и с улыбкой идёт ему навстречу. Подойдя, она нежно обнимает его за шею, гладит его мягкую гриву и тихонько шепчет ему на ухо что-то ласковое. ЕДИНОРОГ доверчиво кладёт голову на плечо девушке. ГОСПОДИН в кустах, залюбовавшись этой картиной, теряет осторожность и наступает на ветку, которая с хрустом ломается. ЕДИНОРОГ, встрепенувшись, лёгкой поступью убегает обратно в лес. РУ СЯ резко оборачивается и смотрит на ГОСПОДИНА. Тот выходит из кустов и в смущении останавливается.

ГОСПОДИН
(пытается шутить)
Наконец-то вы снизошли до меня…

РУ СЯ
(насмешливо)
Наконец-то вы собрались с мыслями ответить мне!

У неё в руках откуда-то появляются два длинных боевых шеста, один из них она бросает ему. ГОСПОДИН, усмехнувшись, снимает шинель и сапоги. Оба становятся в боевые стойки и между ними происходит длинный и красивый бой, разумеется, без всякого кровопролития; в мастерстве они не уступают друг другу. Следующий кадр: оба в изнеможении падают на траву на берегу заросшего кувшинками пруда, тяжело дыша. На лицах у обоих счастливые улыбки, они смущённо переглядываются.

РУ СЯ
Ты меня любишь?

ГОСПОДИН
С первого дня нашей встречи!

РУ СЯ
А раньше мне казалось, что ты совсем не думаешь обо мне…

РУ СЯ легко вскакивает, бежит к стоящей у берега деревянной лодочке и забирается в неё. ГОСПОДИН следует за ней, достаёт со дна лодки лопату и отталкивается ею от берега.

РУ СЯ
(удобно устроившись на корме)
Прикрой меня, мне холодно…

ГОСПОДИН садится рядом, обнимает её, накидывает на плечи свою шинель, затем они ложатся на дно лодки. РУ СЯ кладёт голову ему на плечо, нежно прижимается к нему, и они засыпают. Лодка слегка покачивается на середине пруда.

ИНТ. КУПЕ ВАГОНА НОЧЬ

Резко врывается грохот мчащегося поезда. ГОСПОДИН лежит в постели в своём купе, от неожиданного пробуждения он вздрагивает, приподнимает голову и осматривается. За окном глубокая ночь, видны проплывающие мимо далёкие огоньки. Рядом с ним, лицом к стене, по-прежнему лежит ДАМА. Секунду подумав, он осторожно запускает руку в её волосы и снова что-то там поворачивает – следует звук включающейся системы, электронное попискивание, затем ДАМА начинает шевелиться. Она сонно приоткрывает глаза, что-то бормочет, поворачивается к ГОСПОДИНУ, обнимает его одной рукой и засыпает, блаженно улыбаясь.

ИНТ. ВАГОН-РЕСТОРАН ДЕНЬ

ГОСПОДИН и ДАМА сидят за столиком. ГОСПОДИН, закончив завтрак, молча смотрит в окно, за которым медленно проплывают залитые солнцем поля. ДАМА допивает кофе, аккуратно промокает губы салфеткой, затем, хитро прищурившись, смотрит на ГОСПОДИНА.

ДАМА
Всё ещё грустишь? Вспоминаешь свою дачную девицу?

ГОСПОДИН не отвечает – он даже не слышит её. На его губах появляется едва заметная улыбка – на поле, мимо которого они проезжают, он видит ослепительно-белого ЕДИНОРОГА, который стоит, внимательно вглядываясь в окна несущегося мимо поезда. Наконец ЕДИНОРОГ тоже замечает его, их глаза встречаются. ЕДИНОРОГ встряхивает головой, сверкая хрустальным рогом, издаёт мелодичное ржание и бьёт землю копытом.

обсуждение

Сёмина Елена
25 Янв. 00:51
Видеообразы очень мощные всплывают при прочтении. Хотелось бы увидеть эти картины. Сюжет - поток бессознательного, который я не смогла понять, но честно следовала за повествованием . Разбирать характеры нет смысла, я увидела только образы... »»»
Александр Асадчих
25 Нояб. 10:01
Честно говоря, история не вызвала ни капли интереса. Из этого мог бы получиться рассказ или, может быть, даже роман. Не берусь утверждать, хороший он был бы или нет, но получиться мог бы точно. Подробные описания органично смотрятся в книгах, но здесь они только утомляют. »»»
Ананиева Нонна
19 Нояб. 21:47
Бывает, мы думаем о чём—то, а в голову приходят ещё какие—то мысли или воспоминания, и мы держим их все вместе одновременно и как—то с ними управляемся, но если спросить: Вася. Ты о чём думаешь? То Вася может ответить что угодно — о войне, о бассейне, о любви, о бабушке... »»»
Загонкин Сергей
20 Окт. 12:51
Это сценарий-размышление, он явно не для широкой публики, скорее арт-хаус. »»»
Филиппов Владимир
20 Марта 14:26
Отличный текст. Хорошо читается, из описаний легко представляется картинка. Забавные персонажи и диалоги. Но вот общее ощущение двоякое. И не то что, что-то понравилось, а что-то нет. Но возникает чувство несовместимости, лично у меня... »»»
Комментариев к сценарию: 58
Прочитать остальные комментарии и оставить свой вы можете здесь
Рейтинг@Mail.ru