Сценарист.РУ

информация

ЛЮБОВЬ И БЕСЫ
автор: Вальдемар Микшис
...О том, как бесы разлучили влюбленных. И проиграли...
опубликован: 21.06.08
жанр: трагикомедия, музыкальный фильм
формат: полнометражный
раздел: Альтернативный фонд
Предварительное голосование
Обсуждение
комментариев
20
Статистика скачиваний
.html
445
Текст сценария
рейтинг популярности
31

конкурс сценариев

Постоянный фонд
полнометражные
13
короткометражные
10
сериалы
2
Конкурс
полнометражные
11
короткометражные
25
сериалы
3
Новые сценарии
полнометражные
22
короткометражные
105
сериалы
12
Альтернативный фонд
полнометражные
4
короткометражные
3
Черновики
короткометражные
8
В производстве
полнометражные
2
короткометражные
2
Производство завершено
полнометражные
2
короткометражные
4

жанры

драма
1
комедия
2
мистика
1
музыкальный фильм
1
трагикомедия
2
Все жанры

библиотека

Как прислать сценарий на конкурс
Ошибки начинающих сценаристов
Сценарный формат
Логлайн
Защита авторских прав
Личные неимущественные права
Режиссерский сценарий
А судьи кто?
Дорога в Голливуд
Критерии отбора сценария
Развернутая смета на создание кино-видео продукции
Энциклопедия киношаблонов
Твой первый фильм
Перлы
Спасите котика!
Учебники по драматургии
Сценарии российских фильмов
Сценарии советских фильмов
Сценарии иностранных фильмов

наши друзья

Приглашаем посетитель сайт Go! Go to Tour! Информация, фотографии и отзывы туристов об отелях всего мира, бронирование отелей, список достопримечательностей и поиск дешевых авиабилетов помогут вам спланировать отдых без лишних затрат.
Отзывы об отеле Les Balcons Du SavoyLes Balcons Du Savoy
Шамони, Франция
Очень довольны нашим отдыхом в Шамони и нашим выбором отеля. Во-первых, рядом с подъемниками, во-вторых, восхитительный ресторан, в-третьих, потрясающие номера. Вообще, Шамони, конечно, полностью заточен под отдыхающих. Многоязычный. Шумный. Конечно,...

Вход для жюри

Логин: 
Пароль: 
запомнить

ЛЮБОВЬ И БЕСЫ

ИНТ. КОРИДОР, ВЕДУЩИЙ В ЗАЛ РЕСТОРАНА ДЕНЬ

РОМАН
(Джулии)
Прячься!

Джулия прячется за портьерой.

Из конца коридора навстречу сыну выходит МОНТЕКИН в смокинге.

МОНТЕКИН
Катастрофа, Ромочка, катастрофа!

РОМАН
Что случилось, папенька?

МОНТЕКИН
Комиссары, Ромочка, комиссары! Мать твоей... Джулии через час... «выведет меня в расход»! Я тебя умоляю, Ромочка, умоляю! дай ты, наконец, ее дочке, от ворот поворот...

РОМАН
Перестаньте, папенька! Дело решённое, сколько еще повторять!

МОНТЕКИН
Ах, решённое... Тогда я прошу у тебя только одного: закажи мне гроб, Рома.

РОМАН
Папенька!..

МОНТЕКИН
Гроб, Рома! Гроб! Только одного я прошу у моего единственного сына: закрой мне глаза, сунь меня в гроб – и женись на ком ты только хочешь! У нас на даче, Рома, в Балашихе была собака, ты помнишь? Её звали Джулька.

РОМАН
Папенька!!!

МОНТЕКИН
Хорошо. На меня тебе наплевать и растереть. В конце концов – кто я такой? «Недорезанный буржуй», как выражается мать этой... Джулии. Женщина, страшнее которой я не встречал на белом свете. Которая... Рома, заклинаю тебя именем покойной твоей маменьки...

Монтекин встает на колени. Роман сразу же под руки ставит папу на ноги.

РОМАН
Оставьте маменьку в покое!

МОНТЕКИН
Хорошо. Подумай о себе, Рома! Твоей тёщей будет комиссар ГПУ! Я говорил с ней один раз, десять минут, в течении которых она пять хваталась за маузер!

РОМАН
Я женился... женюсь не на ней, а на её дочери.

МОНТЕКИН
Эх, Рома, Рома! Яблочко от яблоньки...

РОМАН
Папенька!

МОНТЕКИН
Ромочка! Ну подумай сам – что ты видел в жизни? Кроме твоих нескончаемых книг, и резаных трупов? Ничего! Ты талантливый музыкант, без пяти минут дипломированный врач! Только сейчас перед тобой открывается мир!
Я выхлопочу тебе документы, и ты сможешь уехать из этой чёртовой страны и зажить, как приличествует нормальному человеку.

РОМАН
Я не желаю никуда уезжать.

МОНТЕКИН
Когда мне подменили сына? Когда?! Недели не прошло – и на тебе! Какой чёрт занёс тебя в эту проклятую театральную студию? Понаоткрывали, понимаешь, студий на нашу голову!

Роман и Монтекин входят в зал.

РОМАН
Не чёрт, а ангел.

МОНТЕКИН
Закажи мне гроб, Рома!

Вдруг Монтекин замечает спящего за угловым столиком Рошальского.

МОНТЕКИН
Ива-ан!!!

Влетает половой Ваня.

МОНТЕКИН
(указывая на Рошальского)
Что это?

ВАНЯ
Это они дрыхнут-с.

МОНТЕКИН
Дрыхнут-с?! Комиссарша с маузером будет с минуты на минуту! А они, видишь ли, дрыхнут! Разбудить немедля!!

ВАНЯ
Не велено-с.

МОНТЕКИН
Что-о-о?! Это кем же не велено-с?

ВАНЯ
(отступая)
Этим-с... как их-с... С кокнутым-с пенсне-с.

МОНТЕКИН
Ты пьян, собака?

ВАНЯ
Как можно-с. Они с приятелем-с и дамой-с пожаловали-с в отдельный кабинет-с.

МОНТЕКИН
За мной!

Монтекин с Ваней уходят.
Роман выглядывает в коридор.

РОМАН
Джулия! Джулия!

Опасливо оглядываясь, в зал входит Джулия.
С головы Рошальского падает канотье, он просыпается и, дико оглядываясь и икая, замечает Джулию и Романа.

РОШАЛЬСКИЙ
Сон... и-ик!.. Страшный сон...

ДЖУЛИЯ
Не говорите.

Рошальский поднимается и, икая, уходит за кулисы.

РОМАН
Не понимаю, что происходит в нашем ресторане? Опять у тебя глаза на мокром месте, Джулинька. Я потому и привёл тебя сюда, зная, что сегодня утром здесь никого не будет. Что за комиссия? Что за суета?

ДЖУЛИЯ
Наверняка это моя мать с Кипарисовым..

РОМАН
А я так хотел спеть для тебя свою песню!.. И именно сегодня в день нашей свадьбы. Тихо!.. Идут. Да что за день такой, а? Пойдём на чердак. Там уютно и вино есть, только рояля нет. Зато топчан есть. Роскошный. Не бойся, любимая, никто не причинит тебе зла. Теперь у тебя есть надежный защитник.

ДЖУЛИЯ
Вот за тебя-то я и боюсь, Ромочка! Ты не знаешь мою мать. Она, если что, сразу стрелять начнет...

Роман берет Джулию за руку и выводит из зала.

И сразу же в зал входят бесы и обескураженный Монтекин.

ГОБОЙ
Помилуйте, дражайший Аполлон Илларионович! Кто вам очки втирает? Кто жутко свинячит? Мы? Ваши благодетели?

МОНТЕКИН
Какие еще благодетели?!

АТЛЕТ
А я говорил – надо было у немцев остаться!

МОНТЕКИН
Последний раз спрашиваю: кто вы такие?!

ГОБОЙ
А кто нас из Германии выписал, Аполлон Илларионович? Кто обещал европейский приём? Кто кому очки втирает?

АТЛЕТ
Кто жутко свинячит?!

МОНТЕКИН
Это чёрт знает, что такое!

АТЛЕТ
Это точно.

ГОБОЙ
(со слезой)
Втереть артисту очки легко. Даже, если это пенсне. Плюнуть в не застеклённый глаз просто. Но плевок этот... этот плевок...

СТЕЛЛА
... смывается только кровью.

АТЛЕТ
(Монтекину)
Разуй глаза – прочти афишу. На!

ГОБОЙ
Вот видите: «Гвоздь программы – сеанс магических и метафизических пророчеств мессира Волькинда». Завтра пол-Москвы будет в вашем ресторане! Выручка будет та-кая, какая вам в самом страшном сне не снилась! А вы нам – «кто вы такие? какие еще благодетели»!

АТЛЕТ
Десяти минут не прошло, веришь, а он мне все нервы вымотал своими домогательствами!

СТЕЛЛА
Интересно, он танцует танго?

МОНТЕКИН
(глядя в афишу)
Позвольте... какой Волькинд? Какие пророчества? Я никого не выписывал, ни из какой Германии...

АТЛЕТ
Опять двадцать пять! Он такой же владелец ресторана, как я ксёндз.

ГОБОЙ
Эврика! Виктория! Разгадка! Друзья мои! Дражайший Аполлон Илларионович нисколько не свинячит и не втирает очки! Он сам ничегошеньки не знал! Не-знал! Не-знал! Не-знал!

АТЛЕТ
Ба! Рошальский!

СТЕЛЛА
(нежно)
Моня?

АТЛЕТ
Его рук дело!

ГОБОЙ
Ай да Моня! ай да сукин кот! Экий фортель выкинул нашему симпатичнейшему и ни в чём не повинному Аполлону Илларионовичу!

МОНТЕКИН
Вас пригласил Рошальский?

ГОБОЙ
А вы думали – папа римский?

АТЛЕТ
Он пригласит – как же!

МОНТЕКИН
Да как же он... без моего ведома...

ГОБОЙ
Разрешите вам все разъяснить, дражайший вы наш Аполлон Илларионович! Нет! Не могу, не могу произносить ваше имя-отчество без лингвистического удовлетворения! Аполлон Илларионович, мосье Рошальский, видя, что возглавляемая вами ресторация находится на грани закрытия по причине наседания на неё неуёмных орд комиссаров – делает ход конём. Узнав из газет, что наши магические пророчества пользуются в Германии, в том числе – пролетарской, небывалым успехом, собирают полные залы и приносят баснословные барыши, в том числе и политические – шлёт нам телеграмму-молнию. Мол, так и так, выручайте, горим, европейский приём гарантирую...

МОНТЕКИН
Простите... А откуда вы знаете мосье Рошальского?

ГОБОЙ
Моню Рошальского?

АТЛЕТ
Кто ж его не знает! Его всякая сволочь знает. Что у нас, что в Германии.

СТЕЛЛА
Он танцует танго.

ГОБОЙ
Чего он только не делает! Однако, нос он всегда держит по ветру, уй-юй-юй как он держит нос по ветру! На чём я остановился?

АТЛЕТ
На телеграмме-молнии.

ГОБОЙ
Да! Мы получаем телеграмму, сворачиваем сеансы, фрахтуем люфтвафе, и – оп-ля! тру-ля-ля! Мы – у вас, симпатичнейший Аполлон Илларионович! В Москве! Каково?

АТЛЕТ
Здорово!

ГОБОЙ
Жаль одного, дражайший Аполлон Илларионович, что встреча наша оказалась, как преждевременные роды, и выкидыш мосье Рошальского, я имею ввиду наш сюрприз, не произвел на вас того впечатления, какой мог бы произвести.

СТЕЛЛА
Бедный Моня.

АТЛЕТ
Какую кашу мы испортили ему своим маслом!

МОНТЕКИН
Какая каша... какой сюрприз... Нет, это чёрт знает, что такое!

АТЛЕТ
Это точно.

ГОБОЙ
Стопочку водочки, симпатичнейший Аполлон Илларионович? Половой!

Влетает Ваня с подносом. На нём – графин и рюмка.

АТЛЕТ
Половой, стой!
(опрокидывает предназначенную Монтекину стопку)
Хм! Анисовая?

ВАНЯ
Двойной очистки-с.

АТЛЕТ
Ещё!

ВАНЯ
Слушаю-с.

Ваня наливает, Атлет выпивает.

АТЛЕТ
Еще!

Ваня наливает, Атлет выпивает.

МОНТЕКИН
Позвольте... о каких таких «метафизических» пророчествах идёт речь? Да за одно это контрреволюционное слово меня могут «вывести в расход».

Ваня наливает, Атлет поворачивается и жёстко берёт Монтекина под руку.

АТЛЕТ
Тебя следовало вывести в расход в 19-ом году, когда ты зерно воровал вагонами! Когда ты...

ГОБОЙ
Атлет, не имейте этой вредной привычки быть нервным на работе. Он шутит, невиннейший Аполлон Илларионович.
(интимно)
Та кругленькая сумма, в которую обратилось ворованное вами зерно, как лежала, так и лежит на счету известного вам берлинского банка. Я проверял. И потом, кто говорит «метафизические»? Читайте внимательнее, симпатичнейший Аполлон Илларионович. Вот. «Сеанс магических и...

МОНТЕКИН
(ошарашено)
... ре-волюционных пророчеств»...

ГОБОЙ
Рреволюционных! Вы понимаете? За такие пророчества не выводят в расход, за такие пророчества ставят на пьедестал! Да что пьедестал – на броневик! Ах, дражайший Аполлон Илларионович! Я вижу вас, как сейчас, на броневике в свете прожекторов на Манежной площади в окружении орд рукоплещущих комиссаров под проливным дождём золотых червонцев! И делегации, делегации, делегации с поклонами и слёзными просьбами вступить в партию!

АТЛЕТ
А ты откажись! Откажись! Плюнь им в харю и откажись!

МОНТЕКИН
Какая партия, какой броневик, помилуйте...

Входит Ардалион. Снимает фуражку.

АРДАЛИОН
Извиняюсь. Аплон Ларьёныч, там эта дама пожаловали, с маузером. И при ней хлыщ ейный... этот...

МОНТЕКИН
Кипарисов?

АРДАЛИОН
Точно так-с.

МОНТЕКИН
Всё. Я погиб. Где Рошальский?!

ГОБОЙ
Да зачем вам Рошальский, дражайший Аполлон Илларионович...

АТЛЕТ
Ваших гостей будем принимать мы!

МОНТЕКИН
Это не гости, господа, это страшные люди... Эта дама... вы не знаете эту даму...

ГОБОЙ
Мадам Капулецкую?

АТЛЕТ
Любку с маузером? Кто ж её не знает? Её всякая сволочь знает.

ГОБОЙ
А что до товарища Кипарисова... Видал, видал этого индивидуума в кожаных штанах.

МОНТЕКИН
Вы... и Кипарисова знаете?

ГОБОЙ
Достаточно одного беглого взгляда на эту, с позволения сказать, физиономию, чтобы понять, что перед тобой...

АТЛЕТ
Выжига, лизоблюд, кокаинист и педераст!

ГОБОЙ
Вот ты им и займёшься.

СТЕЛЛА
А я?

ГОБОЙ
Стелла, ягодка, ты на сладкое, как всегда.
Нет ни малейших причин для беспокойства, дражайший Аполлон Илларионович! Мы, ваши друзья и благодетели, комиссию берём на себя. Ардалион, голубчик, проси, проси!

АТЛЕТ
(музыкантам)
Эй, цимбалисты! На сцену – живо!

СТЕЛЛА
(Ване)
А мне, касатик, попить принеси.

ВАНЯ
(зардевшись)
Крови-с?

СТЕЛЛА
Крови, касатик, крови.

АТЛЕТ
Ррреволюционное что-нибудь! И – сами, без граммофона, а то я вам головы поотгрызаю.

Входит Капулецкая в красной косынке, кожанке, красной юбке и сапогах. На боку – маузер в деревянной кобуре.
За ней – Кипарисов – франт в кожаном плаще и кожаных штанах.
Начинается безмолвный танец-пантомима: вошедшие делают шаг вперёд, присутствующие – шаг назад, первые – шаг влево, вторые – шаг вправо, пока, наконец, Капулецкая не останавливается у ближайшего столика.
Садится, вынимает из кобуры маузер, достаёт из кармана афишу. Смотрит то в неё, то на присутствующих.

КАПУЛЕЦКАЯ
Что за клоуны? Я тебя спрашиваю, Монтекин? Из какого цирка?

КИПАРИСОВ
Гражданин Монтекин, по-видимому, решил так: помирать – так с цирком.

КАПУЛЕЦКАЯ
Верно, товарищ Август. Садись. Почему цирк не значится в афише? Монтекин? Язык проглотил?

КИПАРИСОВ
Товарищ Капулецкая! Смотрите! Изменения в программе! Вы почему, интересно, не предупредили комиссию, а? гражданин Монтекин?

КАПУЛЕЦКАЯ
«Революционные пророчества»... Ишь, что выдумал!

КИПАРИСОВ
Шкуру спасает.

КАПУЛЕЦКАЯ
Верно, товарищ Август.
(Монтекину)
Кто над входом вывеску повесил «НАРОД СЕР», а, котра? Я тебе покажу «сер». Молчать! Спрашиваю прямо без обинЯков: из какого цирка товарищи клоуны?!

АТЛЕТ
Шапито-перепито!

КАПУЛЕЦКАЯ
Что-о?

АТЛЕТ
Что-что! Перепито – что!

ГОБОЙ
Многоуважаемая мадам Капулецкая товарищ Люба!.. Прошу вас на пару слов. Тэт-а-тэт, как выражаются французские пролетарии.
(шепотом, кивнув в сторону Монтекина)
Не хочу, чтоб нас слышал этот недорезанный буржуй.

Капулецкая берёт маузер, Гобой галантно - «прошу» - пропускает её вперёд, подмаргивая Монтекину не застеклённым глазом.

ГОБОЙ
Вы только посмотрите, товарищ Люба, в какие котрреволюционные штаны обрядил меня этот прихвостень капитализма. Меня – артиста-гегемониста и старого члена партии.

КАПУЛЕЦКАЯ
Вы член партии?

ГОБОЙ
С 905-го года. Подпольная кличка «Гобой». Слыхали?

КАПУЛЕЦКАЯ
Нет.

ГОБОЙ
Кого-кого, а меня это не удивляет. Зато там
(подымает глаза кверху. Раз. Другой. Третий)
... там моя кличка хорошо известна. Надеюсь, кличка «Коба» вам что-нибудь говорит?

КАПУЛЕЦКАЯ
Иосиф Висс...

ГОБОЙ
Тс-с-с-с!
(оглядывается на Монтекина и - шепотом)
Вместе с товарищем Кобой и товарищем – рекомендую: партийная кличка «Атлет»...

Подскочивший Атлет не к месту по-офицерски щёлкает каблуками.

ГОБОЙ
(продолжает)
... брали банк в Батуме. Так сказать, экспроприировали экспроприаторов. Атлет, что сказал товарищ Коба?

АТЛЕТ
Коба сказал: Атлэт, а нэ пащекатат лы нам этых жырных барашкаф?

ГОБОЙ
Что ответил ты, Атлет?

АТЛЕТ
Я ответил: пащекатат, таварыщ Коба.

ГОБОЙ
Что сказал Коба, когда мы вошли в банк?

АТЛЕТ
Хха! Он сказал: Аван плэзыр! Прашу в сартыр!

Хохочет вместе с Гобоем и застенчиво присоединяющейся Капулецкой.

ГОБОЙ
Каков шутник, а? Когда я звоню ему, всегда спрашиваю: аван плезир, товарищ Коба?

КАПУЛЕЦКАЯ
А он?

АТЛЕТ
Пасылает в сартыр таварыща Гобоя.

ГОБОЙ
Товарищ Атлет, начинайте идти к товарищу Августу, чтоб он не заскучал... А сейчас, товарищ Люба, вы видите меня, артиста-гегемониста и члена с 905-го года в этом буржуйском борделе в контрреволюционных штанах. Кого-кого, а меня это не удивляет.
(со слезой)
Даже если партия обрядит меня в красную юбку или женские панталоны, такие, знайте, с кружавчиками, и вот тут вот с оборочками, а вот тут с бахромой, я и в кружавчиках и в бахроме до последней капли крови буду служить мировой революции. А теперь перейдём к делу.

В это время Атлет, подсев к Кипарисову и томно ему подмигнув, кладёт руку на его колено.
Кипарисов взволнованно зыркает на Капулетскую.

АТЛЕТ
Ах, мой милый Августин! Я к тебе – без церемоний, как любовник к любовнику. Угощайся, милый.

Протягивает, открыв, небольшую коробочку.

КИПАРИСОВ
Что это?

АТЛЕТ
А то ты не знаешь. Подставляй ноготок, не ломайся.

ГОБОЙ
Я спрошу вас, товарищ Люба, прямо, как член члена: доколе? До-ко-ле? Без обинЯков, прошу вас. Кстати, что это за обинЯки такие? А?

КАПУЛЕЦКАЯ
ОбинЯки?

ГОБОЙ
Вот и я не знаю. Но подозреваю, что это какие-то буржуйские штучки-дрючки. Короче. Доколе этот недобиток Монтекин будет развращать пролетарские нравы?
(со слезой)
Доколе он будет измываться над членами партии и артистами-гегемонистами? Короче. Как поступим с этим огрызком старого мира и с его растленным заведением? Ответьте мне прямо, без этих буржуйских обинЯков, как член члену.

КАПУЛЕЦКАЯ
К ногтю эту недобитую контру! И – на Соловки!
На перевоспитание.

ГОБОЙ
Отлично!

КАПУЛЕЦКАЯ
А в заведении откроем роддом!

ГОБОЙ
Роддом?!

Атлет успевает насыпать кончиком ножичка горстку белого порошка на внутреннюю сторону длинного ногтя Кипарисова и на кончик ножичка себе.
Он первый втягивает в себя порошок, замирает и... блаженно крякает.

АТЛЕТ
Хорошо! Зажимай ноздреньку, милый, полетаем.

Кипарисов проделывает ту же операцию, но с другим результатом: дико выкатывает глаза, как рыба ловит ртом воздух и машет руками, как мельница крыльями.

КАПУЛЕЦКАЯ
Что с тобой, товарищ Август?

ГОБОЙ
Ой, да не обращайте вы на них внимания, товарищ Люба! Милые бранятся – только тешатся.

Стелла, не отпуская пунцовой щеки Вани, пьёт, постанывая, вино из бокала в его руке.
Кипарисов приходит в себя, кашляя и вытирая слёзы.

АТЛЕТ
Ну как полёт, милый?

КИПАРИСОВ
Что... эт-то?

АТЛЕТ
Эт-то?
(прячет коробочку в карман)
Перевоспитательное средство, Августин. Очень помогает при половых и классовых расстройствах.

ГОБОЙ
(продолжая)
Роддом – это хорошо. Однако вспомним, товарищ Люба, что говорил о месте ресторана в пролетарском искусстве наш вождь и учитель, безвременно почивший в бозе. Подпольная кличка «Ленин». Атлет!

Атлет выскакивает на эстраду и становится в позу вождя.

АТЛЕТ
Товагищи! Вы должны всей шкугой понять: в жизни тгудящихся масс – искусство гестогана – самое важное! Поэт недагом сказал: «Пголетагии всех стган магшигуют в гестоган»! Это всегьёз и надолго! Наша наипегвейшая задача – пгевгатить бугжуазное искусство гестогана в авангагд миговой геволюции!

ГОБОЙ
А вы говорите – роддом. Не-ет, ресторан есть ресторан! Но программа его варьете должна быть ррреволюционной! Прошу к столу. Ну-с, гражданин Монтекин, кто там выходит первым на наш неподкупный комиссарский суд?

МОНТЕКИН
Кар... кор...

АТЛЕТ
Говорящий ворон? Август, милый, ты наблюдаешь в афише говорящего ворона?

КИПАРИСОВ
Н-не наблюдаю.

МОНТЕКИН
Кордебалет...

ГОБОЙ
Корде-балет? Да как же у вас язык повернулся сказать этакое матерное для каждого революционера слово! Да что же это делается, товарищи? Попрошу историческую справку.

АТЛЕТ
«Корде-балет». От французского слова «Корде».
В 1793-ем году авантюристка и шпионка Шарлота Корде кухонным кинжалом – как борова в корыте – закалывает выдающегося французского революционера Марата. На радостях бабы-аристократки пустились в похабный танец, во время которого всячески старались показать мужикам-аристократам самые интимные части своего тела, в русском языке именуемые «срамными». Тьфу, паскудство!

ГОБОЙ
И такой корде-балет вы хотите показать товарищам комиссарам? Должен вам заметить, гражданин Монтекин, что вы не в буржуйском Париже, а в пролетарской Москве!
Здесь подобный похабный танец называется не «корде-балет», а «каплан-балет» - в честь подслеповатой авантюристки Фанни Каплан, столь неуклюже стрелявшей в вождя миговой революции.

МОНТЕКИН
Позвольте...

КАПУЛЕЦКАЯ
Молчать, сволочь! Ишь, что выдумал!
(хватает маузер)
Я те покажу каплан-балет!

ГОБОЙ
Многоуважаемая товарищ Люба! Я бы попросил вас не иметь этой вредной привычки быть нервной на работе. Тем более – на партийной.
(интимно)
Шлёпнуть его – мы всегда успеем.

Входит Рошальский и, увидев бесов, поворачивает назад.

АТЛЕТ
Стоять!

ГОБОЙ
О-о-о! Кого мы лицезреем! Самого Моню Рошальского – режиссёра ресторанного искусства!

АТЛЕТ
До которого у нас с товарищем Гобоем имеется пара слов.

ГОБОЙ
Тэт-а-тэт, как выражаются французские пролетарии.

РОШАЛЬСКИЙ
Нет... и-ик!.. нет...

ГОБОЙ
Да, Моня, да.

Атлет с Гобоем берут Рошальского под руки и волокут на другую сторону зала.

АТЛЕТ
Это что за такие Есенин с Дунканшей? А?

ГОБОЙ
Говорите, Моня, нам интересно быстро... Что?

Рошальский в полуобморочном состоянии, припадая то на плечо Гобоя, то на плечо Атлета, что-то бормочет, икая.

АТЛЕТ
Из какого ещё театра?

ГОБОЙ
Вася и Дуся?

АТЛЕТ
Поздравляю вас, Моня, соврамши!

ГОБОЙ
Двойники из театра Вахтангова.

АТЛЕТ
Ты знаешь, аферист, что такое бабский маузер?

Рошальский отвечает экспрессивными телодвижениями, по которым можно понять, что он таки знает, что такое «бабский маузер».

ГОБОЙ
Атлет, проинструктируй двойников и давай сюда! Живоо! Стелла! Оставь полового в покое! И захватите с собой этого байстрюка.

АТЛЕТ
Зачем?

ГОБОЙ
Оформите его в подтанцовку. До красавицы Гюльчатай. Идите, Моня, и репетируйте, как если бы вы были султан.

АТЛЕТ
Басмач он, а не султан!

Подхватывает Рошальского, кивает Стелле, и они исчезают.

ГОБОЙ
Ну что ж, товарищи, пора начинать! Не будем продолжать эту буржуйскую привычку тянуть кота за эти... обинЯки. Половой! По рюмочке пролетарской комиссарам! Двойной очистки! И икорки – в серебряной кадушке, обложенной снегом! Всё прочее – маринованные угри, сёмга, ростбиф с кровью – после перерыва в отдельный кабинет! И бутылочку Сен-Жюльена – лично для меня. Ну что ты смотришь на меня, как не родной, половой?

ВАНЯ
Слушаю-с.

Гобой взбегает на эстраду и церемонно раскланивается.

ГОБОЙ
Первым номером программы нашего р-революционного варьете...

Вдруг как гром среди ясного неба с песней «ай-нэ-нэ»! появляются цыгане: ОН, ОНА, и МЕДВЕДЬ.
«Тыш! тыш! тыш»! – кричит цыган, ударяя по струнам.

ГОБОЙ
Стоп! Стоп! Стоп! Никакого «нэ-нэ» и никаких «тыш! тыш!»
(ДАЛЬШЕ)

ГОБОЙ (ПРОД
Выйдите, когда вас объявят! Уберите, говорю, зверя со сцены, не нервируйте товарища Августа! Кыш! Кыш! Кыш, ромалэ! Ну что ты будешь с ними делать? Вольные дети степей! Наголову разбили проклятых цыганских баронов и теперь так и рвутся в пляс, так и рвутся! Гражданин Монтекин, а вы что стоите, как бесприданница? Вы садитесь, садитесь. Пока вот на этот стульчик, а дальше – как карта ляжет.
(шёпотом)
Покажем этой лахудре с маузером кузькину мать. Пусть застрелится.

Подхватывает с подноса появившегося полового бокал Сен-Жюльена.

ГОБОЙ
Товарищи! Граждане!
За авангард мирового ресторана! Итак, на революционной эстраде – Айседора Дункан и Сергей Есенин! Нью-Йорк – Багдад – Москва! Американская рабоче-крестьянская плясунья и бесшабашный советский поэт! Аплодисменты, товарищи!

Появляется Атлет.

АТЛЕТ
Заводи, граммофонщики!

На эстраду выбегает АЙСЕДОРА – босоногая плясунья в красном хитоне с длиннющим белым шарфом, и начинается знаменитый танец, во время которого шарф превращается то в знамя, то в змея. В конце танца плясунья его безжалостно душит, выжимая, как выстиранное бельё.

АТЛЕТ
Труба белому движенью! Браво, Дуся!

Выходит ЕСЕНИН в парике цвета спелой ржи, в цилиндре набекрень, во фраке, косоворотке и штанах, заправленных в сапоги. В руках – трость.

АЙСЕДОРА
Anguel! Anguel!

ЕСЕНИН
Ты сказала, что Саади
Целовал лишь только в грудь.

Айседора подскакивает к нему, выгибаясь. Есенин отгоняет её тростью.

ЕСЕНИН
Подожди ты, бога ради,
Обучусь... когда-нибудь.

АЙСЕДОРА
Tschort! Tschort!

ЕСЕНИН
Ты пропела: «За Евратом
Розы лучше смертных дев».
Если был бы я богатым,
То другой сложил напев».

АЙСЕДОРА
Solotaja golova!

ЕСЕНИН
«Я б порезал розы эти.
Ведь одна отрада мне –
Чтобы не было на свете
Лучше милой Шагане».

АЙСЕДОРА
Tschort prokliatij!

ЕСЕНИН
«И не мучь меня заветом,
У меня завета нет:
Коль родился я поэтом,
То целуюсь, как поэт».

Есенин смачно сплёвывает, хватает Айседору, впивается в неё долгим страстным поцелуем... и отбрасывает прочь.

АЙСЕДОРА
Serguei Alexandrjvitsh! Lublu tibija!

ЕСЕНИН
Адьё! Адьё! Отдай моё бельё!

АТЛЕТ
Браво Серёжа! Свободу Айседоре Дункан!

ГОБОЙ
Сергей Александрович! Как Нью-Йорк? Как заграница?

ЕСЕНИН
Заграница – дрянь. Нью-Йорк – мразь. Понравилась только обезьяна у одного банкира. В шелковой пижаме ходит, стерва, сигары курит и к горничной пристаёт.

АТЛЕТ
Вот он – звериный оскал капитаклизма!

ГОБОЙ
Сергей Александрович, голубчик, а прочитайте-ка нам что-нибудь наше советское, эссесерское!

Есенин сбрасывает фрак, сбивает цилиндр. Ударом сапога превращает его а лепёшку.

ЕСЕНИН
«Сказка о пастушонке Пете, его комиссарстве и коровьем царстве». А ты, Дуська, танцуй! «Барыню» танцуй!

АТЛЕТ
Цимбалисты – не зевай!

ЕСЕНИН
Пастушонку Пете
Трудно жить на свете.
Тонкой хворостиной
Управлять скотиной.
Если бы корова
Понимала слово,
То жилось бы Пете
Лучше нет на свете.
(ДАЛЬШЕ)

ЕСЕНИН (ПРОД
Но коровы в спуске
На траве у леса,
Говоря по-русски
Смыслят ни бельмеса.
Им бы лишь мычалось,
Да трава качалась, –
Трудно жить на свете
Пастушонку Пете.
Мыслит Петя с жаром:
То ли дело в мире
Жил он комиссаром
На своей квартире.
Знал бы он все сроки,
Был бы всех речистей,
Собирал оброки,
Да дороги чистил.
И приснился Пете
Страшный сон на свете.
Всё доступно в мире, –
Петя комиссаром
На своей квартире
С толстым самоваром.
Чай, конечно, сладок,
А с вареньем – дважды.
Но блюсти порядок
Может – да не каждый.
Наш народ ведь голый,
Что ни день то с требой, –
То построй им школу,
То давай им хлеба.
Ну а где же Пете?
Он же пас скотину.
Понимал на свете
Только хворостину.
А народ суровый
В ропоте и гаме
Хуже, чем коровы,
Хуже и упрямей.
С этаким товаром
Дрянь быть комиссаром.
Взяли раз Петрушу
За живот, за душу,
Бросили в коляску
Да как дали таску!..
Тут проснулся Петя!
Сладко жить на свете!
Петя с кротким словом
Говорит коровам:
«Не хочу и даром
Быть я комиссаром.
Тяжело на свете
Быть для всех примером»...

АЙСЕДОРА
But ti lutshe Petja
Ranshe pionierom!

Айседора повязывает Есенину красный галстук.

ЕСЕНИН
Малышам в острастку
В мокрый день осенний
Написал ту сказку
Я – Сергей Есенин.

Маршируя вместе с Айседорой, Есенин покидает эстраду.

ГОБОЙ
Браво, Сергей Александрович, браво! Так и хочется, как сказал поэт в другой сказке, «задрав штаны, бежать за комсомолом»!

АТЛЕТ
Иль без штанов – за пионером? А, товарищ Август?

ГОБОЙ
Следующим номером программы нашего революционного...

И снова, прерывая Гобоя, на эстраду рвутся цыгане с «ай-нэ-нэ», «тыш-тышем» и медведем. И снова Гобой и Атлет решительным «кыш-кышем» выпроваживают их с эстрады.

АТЛЕТ
Ну нет управы на этих ромалэ!

ГОБОЙ
Да, ещё прихрамывает их революционная дисциплина. Кстати, вам вопрос-загадка, товарищ Люба: один из цыган – член партии. Догадайтесь кто? А сейчас на эстраде – освободившийся от цепей гарема голос Востока! Красавица-газель Гюльчатай! В сопровождении покорённого ею басмача-султана Моняхмуда-аль-Рошаля! Аплодисменты, товарищи! Овации, господа!

АТЛЕТ
Не зевай, граммофонщики!

ГОБОЙ
Мы жаждем тебя, о поющий фонтан Востока!

Под заунывные звуки зурны на эстраду выплывает ГЮЛЬЧАТАЙ – «газель» 50-ти лет с хвостиком в чадре. За ней, икая и подтанцовывая, семенит Моняхмуд-аль-Рошаль, наряжённый евнухом.

ГЮЛЬЧАТАЙ
(низким мужским голосом)
Мои глаза
Фирюза-бирюза
Цветы счастья.
Взгляни. Пойми.
Хочешь? Сними
С ног запястья...

Что Моняхмуд-аль-Рошаль и делает, ритмично икая.

ГЮЛЬЧАТАЙ
Кто знает толк,
Тот жёлтый шёлк
Свивает с синим.
Ай, и мы вдвоём
Хочешь – совсем
И скинем.

«Не-е-ет»! – воет Моняхмуд-аль-Рошаль, но вой его напрасен: чадра скинута.

ГЮЛЬЧАТАЙ
Душна чадра,
У шатра до утра
В мушкале росистой
Поцелуй твой ждала,
Как мушкала
Ай душистый...

После поцелуя Моняхмуд-аль-Рошаль остолбеневает.

ГЮЛЬЧАТАЙ
Придёт черёд,
Вот солнце зайдёт
За Трах-горою,
Свои глаза
Фирюза-бирюза
Хочешь? – закрою.

«Да-а-а»! – взвывает Моняхмуд-аль-Рошаль, и на этом его муки, как и голос освобождённого Востока, обрываются.

АТЛЕТ
Браво! Да здравствует свободные женщины Востока! А также Запада, Севера и Юга! Браво, Гюльчатай! В хвост и в гриву – басмача Моняхмуда-аль-Рошаля!

ГОБОЙ
Товарищ Люба, вы, как женщина, и вы, товарищ Август, – тоже, можете гораздо тоньше оценить этот номер, чем я, грубый мужчина, хоть и артист-гегемонист. Что я вижу в ваших пронзительных глазах, товарищ Люба? Тень сомнения? Конечно, номерок сыроват, кое-что надо будет убрать, кое-где подтянуть, кой-кому вставить. Но и вы, товарищи, войдите в положение Гюльчатай. Мать двенадцати детей, а теперь ещё и жена четырёх мужей, надо же что-то класть на шербет с орешками. Благо, гражданин Монтекин вошёл в положение...

КАПУЛЕЦКАЯ
Каких четырёх мужей?

ГОБОЙ
Поделенных поровну между всеми женщинами. Чтоб, значит, без обид, по-пролетарски. Теперь крути, чем хочешь, а прокорми! Да что мы всё о грустном, товарищ Люба! Всё, что надо, исправим: уберём, подтянем и вставим! А сейчас продолжим нашу программу! На эстраде – ох, как же они рвутся в пляс! – беспризорные дети степей и городов – товарищи цыгане!

АТЛЕТ
Ай-нэ-нэ, ромалэ! Тыш-тыш-тыш, чавалэ! Эх, раз! Д-ещё раз!

С песней, танцем и медведем ещё раз выходят цыгане.
Он – бьёт по струнам и поёт, она – трясёт плечами-грудями-монистами и размахивает юбками, медведь прыгает на задних лапах, бьёт в бубен и вдохновенно рычит.
Переходя с цыганского на русский, с «Ехали цыгане»... на «Смело товарищи в ногу»... с «Эх раз, д-ещё раз»!.. на «Интернационал» и снова с русского на цыганский, они подходят к комиссарскому столику.
Ваня выносит поднос с тремя рюмками водки.
«Пейдодна! Пейдодна! Пейдодна»! – хором поют цыгане, включая медведя.
Капулецкая с маузером, Кипарисов с афишей поднимаются и берут рюмки.
Гобой кидает на поднос червонец, и они выпивают.
Цыгане кланяются и уходят.

ВАНЯ
Стол-с накрыт-с.

ГОБОЙ
Благодарю, любезный! Благодарю и от-благодарю! Попрошу комиссию в отдельный кабинет! Вторая часть программы – после закуски! Ни-ни-ни-какие возражения не принимаются! Атлет, проводи!
Стелла! Моню сюда – живо!

Атлет уводит комиссаров в отдельный кабинет, а Стелла отправляется за Рошальским.

ГОБОЙ
А вас гражданин Монтекин, попрошу задержаться.
Ну-с, симпатичнейший Аполлон Илларионович, верите, что мы приструним эту лахудру с маузером?

МОНТЕКИН
Верю.

ГОБОЙ
Верите, что никакие комиссии в ближайшее время вам угрожать не будут?

МОНТЕКИН
Верю.

ГОБОЙ
Чудненько.

Входит Стелла под руку с еле живым Рошальским.

ГОБОЙ
Уверен, что ещё что-то свербит вашу душу, не так ли, Аполлон Илларионович? А душа – не пузо, ее так просто не почешешь. Надеюсь, присутствие проходимца Рошальского вас не смущает? Итак. Ваш сын Роман Аполлонович...

МОНТЕКИН
...полюбил девицу...

ГОБОЙ
... дочь комиссарши Капулецкой. Продолжайте.

МОНТЕКИН
И собирается на ней жениться...

ГОБОЙ
Уже.

МОНТЕКИН
Что уже?

ГОБОЙ
Женился уже.

МОНТЕКИН
Как женился?!

ГОБОЙ
Как-как! Заплатил два рубля и получил квитанцию со штампом «Уплочено».

МОНТЕКИН
Ужас!

ГОБОЙ
Квитанция что? – тьфу коту на хвост. Но если завтра в два часа пополудни они обвенчаются...

МОНТЕКИН
Ни за что! Ни за что!
(Рошальскому)
Что ты икаешь, собака?!

РОШАЛЬСКИЙ
Я дико и-ик!-звиняюсь.

МОНТЕКИН
Перестать немедля! Немедля!!

СТЕЛЛА
(нежно)
Он не может. Он наказан. Ну зачем ты свинячил, Моня? Зачем ты очки втирал?

ГОБОЙ
Хотите, чтоб мы расстроили завтрашнее венчание?

МОНТЕКИН
Я готов заплатить за это любые деньги! Любые!

ГОБОЙ
Ваша беда в том, господин Монтекин, что деньги нас не интересуют.

МОНТЕКИН
А что - что вас интересует?

ГОБОЙ
Мы пойдём другим путём, как сказал ваш картавый. Подпишем договорчики. Вы и мосье Рошальский. У него тоже свербит душа за икоту. Или вы, Моня, предпочитаете икать все оставшиеся вам два года?

РОШАЛЬСКИЙ
Не предпочи-ик!-таю.

ГОБОЙ
Чудненько!

Достаёт из кармана две бумажки.
Из-за боковой кулисы выглядывают Роман с Джулией и сразу же прячутся.

МОНТЕКИН
А что это за договорчики?

ГОБОЙ
Шутка нашего друга – мессира Волькинда. В обмен на наши услуги вы уступите ему ваши душеньки.
(хохочет)
Чтоб они у вас больше не свербили!

МОНТЕКИН
Шутить изволите?

ГОБОЙ
Отчего же? Прошу ознакомиться. Он большой шутник, наш мессир. Коллекционер, понимаете? Но – с придурью. Кто деньги коллекционирует, как вы, например, кто карточки порнографические, как Кипарисов, а наш дорогой друг – договорчики. А как для милого дружка не вытащить серёжку из ушка? Подписываете?

МОНТЕКИН
Он что же – дьявол?

ГОБОЙ
Дьявол, дьявол!
(хохочет)
Правда, без рогов, копыт и хвоста! А так вылитый вельзевул! И глаза разноцветные. Говорю же, коллекционер с придурью. Подписываете? Моня?

РОШАЛЬСКИЙ
Под-ик!-пис-аю.

ГОБОЙ
Это лишнее. А вот здесь распишитесь. А вы – здесь.

СТЕЛЛА
Кровью.

ГОБОЙ
Кровью? А что! Это мысль! Позабавим милого дружка! И за пером ходить не надо.

МОНТЕКИН
Это как же, позвольте, кровью?

ГОБОЙ
Это как дважды два. Правда, Моня?

Стелла нежно берёт два пальца – один Рошальского, другой Монтекина – и засовывает их рот. Оба дружно ойкают.

ГОБОЙ
Достаточно первой буквы. ЭМ – сюда, а ЭР – сюда... Ну вот и всё! Оп-ля – тру-ля-ля!

Стелла снова суёт два пальца в рот.

ГОБОЙ
Только не увлекайтесь, девушка, не увлекайтесь!

Стелла плотоядно постанывает, пока, наконец, не пришедшие в себя подписанты не вырывают свои пальцы у неё изо рта.

ГОБОЙ
Уверяю вас, господа, вы не проиграли.
(Стелле)
Спасибо, ягодка. А не обмыть ли нам нашу обоюдовыгодную сделку, господа? Вы – водочкой, а я – Сен-Жюльеном! Мне сдаётся, Моня, что вы перестали икать.
(ДАЛЬШЕ)

ГОБОЙ(ПРОД
Что? Разве это не доказательство, драгоценнейший Аполлон Илларионович? Поторопимся, господа! Атлет наверняка рассказывает комиссарше и её хлыщу уморительный анекдот о том, как Либнехт Карл у Цеткин Клары – догадайтесь что?

РОШАЛЬСКИЙ
Украл коллары.

ГОБОЙ
Вы оживаете, Моня! Но дикцию следует подправить. За мной, господа! Уверяю вас, вы обхохочитесь!

Монтекин и Рошальский уходят вслед за Гобоем.
Выходит, крадучись, Роман, за ним – Джулия.

ДЖУЛИЯ
Кто эти люди, Рома?

РОМАН
Не знаю. Папенька всегда был неразборчив в знакомствах, привечал каких-то проходимцев, но чтоб расписываться кровью... Странные шутки.

ДЖУЛИЯ
Они хотят нас разлучить, Рома. Твой папенька, моя мать, эти люди... Но я не буду жить без тебя, не буду! не буду!

РОМАН
Успокойся, родная... Жаль, что моя маменька не дожила до этого дня. Она была бы очень счастлива за меня. И очень переживала бы за тебя.

ДЖУЛИЯ
Почему?

РОМАН
Потому что была замечательной. Это она усадила меня за рояль, но мечтала, чтоб ее сын стал врачом. И я рад, что через месяц её мечта осуществится. И тогда – вон из Москвы! Вон! Поедем на родину моей маменьки - в «пленительный город загадок». Я буду лечить людей, а ты пойдёшь учиться. Ты очень талантлива, Джулия, и будешь блистать на сцене, верь мне. А я буду рукоплескать тебе, сидя в первом ряду.

ДЖУЛИЯ
Господи, как мне хорошо с тобой! Но почему у меня такие нехорошие предчувствия?

РОМАН
А не надо было подслушивать – вот почему! Я очень огорчён, что папенькины проходимцы тебя расстроили, и теперь ты вряд ли настроишься на песню, которую я для тебя написал.

ДЖУЛИЯ
Неправда! Я всегда настроена на тебя. И для тебя, как этот рояль. Он и в самом деле хорош?

РОМАН
Он великолепен, как ты.

ДЖУЛИЯ
Тогда – к инструменту, мой прекрасный муж! Нет-нет! Не ко мне, а к роялю.

РОМАН
Песня не очень весёлая, но... надеюсь, тебе понравится.

Роман садится к роялю и, аккомпанируя себе, поет.

РОМАН
Не плачь, душа, молчи!
Пусть канет всё в ночи!
Но нити той полёт,
Что протяну я между мной и нею,
К любимой путь найдёт
И не умрёт.
Да, канет всё в ночи!
Но сердце свет прольёт,
Звук милых чистых уст, расставшись с нею,
В тиши меня найдёт
И не умрёт.
Да, канет всё в ночи,
Но в прах не перейдёт
Души обет, что с преданностью всею
Мне ангел милый шлёт, -
Нет, не умрёт!
Не плачь, душа, молчи!
Пусть канет всё в ночи!
Любовь не перейдёт.
Живущая меж небом и землею,
Она сердца найдёт
И не умрет.
Нет, не умрёт!..
Что с тобой? Почему ты плачешь, любимая?

ДЖУЛИЯ
Это не я плачу, это душа моя плачет. Поклянись, что ты никогда не оставишь меня! Никогда!

РОМАН
Клянусь, что никогда тебя не оставлю. Никогда.

ДЖУЛИЯ
Что с нами будет, Рома?

РОМАН
... Где-то тут были карты...
(меняя тон)
Я, конечно, не цыганка, барышня, но если вы настаиваете, я могу попробовать... Вы у нас какая дама? Бубновая или червовая?

ДЖУЛИЯ
Рома...

РОМАН
Я думал, вы мою песенку похвалите, а раз вы с меня клятвы требуйте и пророчествовать заставляете...

ДЖУЛИЯ
Рома...

Роман подхватывает Джулию на руки.

РОМАН
Пойдёмте-ка лучше целоваться, женушка. Вы созданы для нежных поцелуев!

ДЖУЛИЯ
Рома!..

Кружа Джулию на руках, Роман выходит из зала.
Испуганно оглядываясь, через зал пробегает половой Ваня. За ним – Стелла.

СТЕЛЛА
(воя и бормоча)
Загрызу, загрызу, загрызу...

обсуждение

Олеся Алексеева
4 Марта 13:12
Странно, что этот сценарий находится в альтернативном «кармане». По мне - один из лучших сценариев на ресурсе. Мне очень понравился. Написано мастерски, остроумно и очень динамично. Диалоги блестящие. Читается все очень легко, без отрыва… даже по чашку кофе забыла:) И это, конечно же, не фарс (хотя есть его элементы, но идея ведет не в сторону фарса, а все таки в сторону трагикомедии). Мне понравился ход с коллажностью известных произведений, может быть слегка в некоторых местах с перебором, т.е... »»»
Леонид Беляев
16 Дек. 01:47
Хороший чисто театральный сценарий. Сначала читался трудно, потом пошло легче. Видимо, начало надо подчистить. »»»
Борисов Анатолий
12 Апр. 08:40
Вальдемар, здравствуйте. По п.1 - о кей, за п.2 благодарен заранее, но не знаю технически, как написать Вам в личку, Ваша фамилия не кликается. Просто даю свой ящик - techno55@rambler.ru Если пришлете - почитаю с удовольствием. С уважением,Анатолий. »»»
Вальдемар Микшис
12 Апр. 00:49
Анатолий, привет! 1. Я стараюсь никого и нечего не бросать на полдороге. Я заслал и засылаю эту работу и на киностудии, и в театры, и готов на любые изменения, кроме главных (т.е. тех, из-за которых огород городил)... »»»
Борисов Анатолий
11 Апр. 13:14
Вальдемар, да не бросайте Вы работу на полдороге! Ну, уж как минимум, основа там заложена серьезная, плохо, что в этот фонд мало заглядывают. Может, Вам где-то еще ее выставить, собрать мнения? А для театра, может, не хуже подойдет, чем для кино... »»»
Комментариев к сценарию: 20
Прочитать остальные комментарии и оставить свой вы можете здесь
Рейтинг@Mail.ru